Хеви Пухолар: Я покинул Williams, потому что захотел перемен

Хеви Пухолар После многих лет в Williams и короткого сотрудничества с HRT Хеви Пухолар стал гоночным инженером Жан-Эрика Верня в Toro Rosso.

В интервью испанской El Confidencial он рассказал о переменах в своей карьере, особенностях работы с разными гонщиками и впечатлениях от новых правил.

Вопрос: Почему вы решили перейти из Williams в Toro Rosso?
Хеви Пухолар: В прошлом году команда оказалась в сложной ситуации, мне было некомфортно, поэтому я решился на перемены. Я несколько раз общался с представителями Toro Rosso — мне показалось, что эта команда прогрессирует, у неё большой потенциал. Я знаком со многими сотрудниками и руководителем Францем Тостом… В Toro Rosso хотели со мной работать, поэтому, когда мне предложили должность гоночного инженера, я согласился. Я смогу заниматься тем, что мне нравится, и двигаться вперёд по карьерной лестнице.

Вопрос: Toro Rosso считается дочерней командой Red Bull Racing, в последние годы их философия изменилась, но вы понимаете, что всегда будут ограничения?
Хеви Пухолар: Мы не сможем соперничать с Red Bull Racing, тем более, что нас разделяет половина пелотона, и эти команды тоже хотят оказаться в лидерах. В прошлом году Toro Rosso опережала Williams. Зная, сколько средств они вкладывают в развитие команды, я не представляю, каких результатов можно достичь. Хотя, если бы Toro Rosso прогрессировала слишком быстро, то в определенный момент в Red Bull Racing могли сказать: «Хватит» (смеётся). Для меня важно оказаться в команде, которая уверенно движется вперёд.

Вопрос: Вы много времени проработали в Williams. Что там произошло?
Хеви Пухолар: Когда-то Williams была очень сильной командой, но с тех пор многое потеряла. Команды устроены по-разному, но при изменении внешних условия нужно менять и организацию. Нужно понять, что сегодня вы не чемпионы, а ведёте борьбу за позиции в конце пелотона. Это непросто. Но сейчас в Williams многое меняется, так что команда будет прогрессировать, а мне нужно было просто сменить обстановку.

Вопрос: Можно ли сказать, что им не хватило смирения?
Хеви Пухолар: Да, если хотите. Но проблема гораздо шире. Я был рад появлению в команде опытного Пэта Симондса, но мне не нравились другие факторы.

Вопрос: Вы совсем недавно в Toro Rosso, какие различия вы заметили между британской и итальянской командами?
Хеви Пухолар: Отличия видны, как только вы пересекаете порог базы. Например, еда… В Toro Rosso работают британцы, немцы, испанцы… Представители латинской культуры отличаются от германцев. Хотя работа та же самая, и результаты более или менее одинаковые, общение с коллегами становится более открытым.

Вопрос: Качество жизни улучшилось?
Хеви Пухолар: Да. Я провел с семьей 11 лет в Великобритании, этот фактор тоже сыграл свою роль в принятии решения. Нам нужны были перемены, у нас появилась возможность переехать в страну, которая больше похожа на Испанию, продолжая при этом заниматься тем, что мне нравится.

Вопрос: В Формуле 1 высокий уровень конкуренции и напряженный график. Такая жизнь может продолжаться много лет, или это лишь этап в вашей карьере?
Хеви Пухолар: Это очень напряженная и сложная работа, но всё зависит от конкретного человека. Некоторые после пары лет скажут: «С меня хватит», но если говорить обо мне, то это мой мир, и если в Формуле 1 начнется безработица, то я не знаю, что делать.

Я не могу спокойно работать на базе: лучше найти другое занятие, чем провести три месяца на одном месте. Я должен находиться на трассе, участвовать в работе с машинами, общаться с гонщиками. Мне это нравится. Кроме того, хотелось бы получить атмосферу гонок без политики. Именно из-за этого я решил перейти в Toro Rosso.

Вопрос: Чем занимается гоночный инженер?
Хеви Пухолар: Машину можно по-разному настраивать — в зависимости от особенностей трассы, шин, чтобы гонщик мог максимально использовать её потенциал, независимо от условий. Вы должны понять машину, затем понять гонщика, и собрать всё воедино.

Те, кто работает на базе, тоже должны разбираться в происходящем на трассе, чтобы понимать, в каком направлении дорабатывать машину. Это уже командная работа, в которой участвуют гоночные инженеры, главный инженер и весь персонал, а не я один, хотя я больше остальных общаюсь с гонщиком. Вместе с тем, мы стараемся максимально раскрыть потенциал машины и повысить скорость с учетом особенностей трассы и других условий.

Вопрос: Как вы помогаете гонщику максимально раскрыть потенциал машины?
Хеви Пухолар: Нужно хорошо знать гонщика, проводить с ним время и вне трассы, чтобы понять, как он работает, что думает, какой он человек. Это помогает в ситуациях с высоким прессингом, в квалификации или гонке.

Иногда добиться этого нелегко, из-за повышенного внимания прессы гонщик создает барьер, который вы не можете преодолеть. Впрочем, обычно всё спокойно. У меня сложились отличные отношения с Пастором Мальдонадо. Мы великолепно понимали друг друга. Когда он возвращался с трассы и начинал рассказывать о машине, я видел, как он реагировал, и знал, что надо изменить. Затем он смотрел данные и подтверждал: да, это так. Часто перед квалификацией я думал: «Сегодня это сработает». Или, наоборот – надо забыть про квалификацию.

Вопрос: Какой гонщик из тех, с кем вы работали, поразил вас больше всего?
Хеви Пухолар: Я всегда говорил, что меня больше всего поразили Пастор Мальдонадо и Хуан-Пабло Монтойя. Возможно, потому что они очень похожи. Они оба бойцы. Пастор доказал, что у него хорошая скорость, но иногда его недооценивают. Я работал с Марком Уэббером и Ральфом Шумахером – они оба топ-пилоты, но разные.

Вопрос: Что вы думаете о новой Формуле 1? Она вас мотивирует, или вам не нравятся все эти перемены?
Хеви Пухолар (смеётся): Иногда сложности немного преувеличивают, но, в конце концов, это очень интересная задача. И вам мне нравится. Нужно быть открытым к переменам. Всё изменилось, нужно забыть о том, что вы знали, поскольку это совсем другая ситуация. Пока мне это нравится.

Вопрос: Вы бы хотели в этом году стать инженером Renault?
Хеви Пухолар (смеётся): Я доволен своей работой.

Вопрос: Как вы думаете, через 15 или 20 лет мы увидим на обычных машинах эти гибридные технологии, на которые сделала ставку Формула 1?
Хеви Пухолар: Это вполне возможно. Я из тех, кому нравились мощные атмосферные двигатели, но мне кажется, что будущее за новыми технологиями, и прежде всего, за системами рекуперации энергии. Мне интересно работать в этой области, поскольку сейчас не столько важно оказаться впереди, сколько быстро освоится с новыми технологиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *